ОБЗОР. Все твои дела: самые важные определения ВС РФ по банкротной практике

Верховный Суд РФ держит руку на пульсе банкротного права и ежегодно провозглашает множество правовых позиций. Они уточняют, закрывают пробелы и иногда даже корректируют закон. Какие решения существенно повлияли на российское банкротство, и как участникам банкротных процедур приспособиться к этим изменениям, обсудили эксперты на сессии «Решения, которые изменили банкротства. Наиболее важные для банкротной практики судебные решения 2022–2023» форума «Банкротства. Новая реальность», организованного Федресурсом и «Интерфаксом».

Разграничение субсидиарной ответственности и убытков

Вправе ли суд привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности, если изначально был иск о взыскании убытков, и как в целом разграничить субсидиарную ответственность и убытки, такие вопросы подняла партнер, руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева.

Ю.Литовцева рассмотрела дело, в котором были заявлены требования одновременно как о субсидиарной ответственности, так и о взыскании убытков, и судам было предложено выбрать вид ответственности. В этом деле было аж восемь эпизодов с различным составом ответчиков, но суды решили всех привлечь к субсидиарной ответственности по всем основаниям.

Дело дошло до Верховного Суда, который пришел к выводу, что на новом рассмотрении суду следует разобраться в том, имели ли все ответчики единую противоправную цель, какова была форма совместного причинения ими вреда. А если подобного солидаритета не было, то установить степень влияния каждого из эпизодов на финансовое положение должника. И лишь при существенной убыточности действий, бездействия или сделок, совместно совершенных группой ответчиков, и наступления в их результате банкротства или окончательного «падения» должника, можно разрешить вопрос о виде ответственности. По мнению Ю.Литовцевой, если к ответчикам предъявлено требование об убытках, суд не вправе по своей инициативе привлечь их к субсидиарной ответственности. Тем самым суд изменит не только правовую квалификацию, но и предмет (размер) и основания (обстоятельства) требований (Определение Верховного суда № 305-ЭС20-8363 (8 – 12) от 5 октября 2023 года).

По словам Ю.Литовцевой, предмет и основание иска различаются для субсидиарной ответственности и убытков. Для последних они гораздо уже, достаточно доказать, что убытки были, и конкретное лицо виновно в их причинении. Будьте внимательны и осторожны при разграничении убытков и «субсидиарки» в том числе в процессуальном смысле, предупредила она.

Иногда корпоративные убытки и субсидиарная ответственность могут накладываться друг на друга, но в некоторых случаях нельзя взыскать убытки по корпоративным основаниям. Например, когда директор с согласия всех участников совершает сделку, говорит главный редактор журнала «Цивилистика», к.ю.н. Андрей Егоров. Корпоративные убытки никогда не бьют по кредиторам, только по участникам компании, отметил он. Но если была цель нанести вред кредиторам, тогда можно взыскать убытки, независимо от одобрения участников, которые в таком случае становятся соучастниками в причинении таковых.

Оспаривание бездействия

Андрей Егоров рассказал об определении Верховного суда (Определение СКЭС ВС РФ от 24.06.2021 N 305-ЭС21-1766(1,2) по делу N А40-193248/2018). В этом документе ВС РФ указал, что сделка для целей банкротства не равна сделке в Гражданском Кодексе. «В банкротстве оспариваются акты, юридические действия и бездействия. Все привыкли оспаривать только сделки, а надо научиться оспаривать бездействия, чтобы восстановить интересы конкурсной массы. Это надо перенимать всем», - считает А.Егоров. Правда, пока сам ВС РФ не использует это нововведение в других примерах, оговорился он.

Еще в одном определении ВС РФ от 30 марта 2022 года, на которое обратил внимание А.Егоров, говорится о недопустимости бездействия должника (Определение СКЭС ВС РФ от 30.03.2022 N 303-ЭС21-25594 по делу N А51-12733/2020).  Он должен был подать заявление о пропуске исковой давности, но не сделал этого, в результате в дело о банкротстве вошел еще один кредитор. Бездействие должника причинило вред конкурсной массе, указал ВС РФ. Надо проверять, было ли целью бездействия причинение вреда кредиторам, говорит А.Егоров. По его словам, у оспаривания бездействия очень большой потенциал.

Похожая практика уже активно идет, считает Ю.Литовцева: «Управляющие меня поддержат. Мы очень давно в спорах о взыскании убытков и «субсидиарке» признаем бездействие недействительным. Просто констатируем этот факт, убытки взыскиваем и к субсидиарке привлекаем».

Андрей Егоров назвал важной темой для развития использование концепции опосредованного или косвенного вреда, например, в случаях продажи актива перед банкротством, пусть и по рыночной цене.

Договорная субординация

Консультант ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, к.ю.н. Айнур Шайдуллин обратил внимание, что Верховный Суд все чаще высказывается о возможности применения договорной субординации в деле о банкротстве. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2023 №26 «Об особенностях применения судами в делах о несостоятельности (банкротстве) норм о поручительстве» высшая инстанция прямо обозначила, как работает внутренняя субординация. Устанавливается в реестре единое консолидированное требование между лицами, которые договорились о внутренней субординации. Всем требованием управляет старший кредитор, он голосует за младшего кредитора, а у младшего кредитора остается права оспаривать решения собрания кредитора. Также младший кредитор может взыскивать убытки со старшего кредитора.

Независимость управляющего

Управляющий партнер ЮК Legal Way, арбитражный управляющий Надежда Пирогова рассказала об Определении ВС РФ от 28 августа 2023 года №307-ЭС23-6153 по делу о банкротстве «РедСис», в рамках которого суд решал вопрос, как поступать в случае сомнений об аффилированности управляющего с кредиторами.

Согласно фабуле дела, ряд независимых кредиторов опередили банки и утвердили управляющего в процедуре наблюдения, а затем и в конкурсном производстве. В процедуре наблюдения управляющий активно занимал позицию об аффилированности банков с должником и необходимости субординирования их требований. Банки не участвовали в первом собрании кредиторов, после вступления в дело обжаловали кандидатуру управляющего в суде. Верховный Суд увидел «очевидный конфликт интересов» между банками и управляющим и предложил определять управляющего методом случайной выборки. По мнению Надежды Пироговой, надо смотреть не на то, есть ли конфликт, а оценивать профессионализм управляющего.

Еще один довод Верховного Суда заключался в том, что первое собрание кредиторов, которое прошло без участия банков, по сути, не состоялось. По мнению Н.Пироговой, управляющий не мог не провести первое собрание кредиторов, и в такой ситуации он оказывается между двух огней.
В целом, по мнению Н.Пироговой, аффилированность сама по себе не может применяться в качестве основания для отстранения управляющего. «Это приговор или подозрение? - спрашивает она. – Надо различать противоправные действия и аффилированность».

Процентное вознаграждение

В числе самых громких кейсов Верховного Суда за 2023 год арбитражный управляющий Сергей Домнин выделяет те, в которых изменен правовой подход к процентному вознаграждению арбитражных управляющих. 

По словам С.Домнина, Закон о банкротстве устанавливает формулу для расчета суммы процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, а Верховный Суд в ряде определений оспаривает эту формулу и говорит, что в законе определен лишь максимальный уровень вознаграждения, на который вы можете претендовать.

Так, в определениях ВС РФ от 5 мая 2023 года № 306-ЭС20-12147 (14) и № 306-ЭС20-14681 (13) говорится, что управляющий, оказавший лишь часть услуг, предусмотренных законом о банкротстве, не вправе рассчитывать на получение полной выплаты. Суды, устанавливая процентное вознаграждение в максимально возможном размере, уклонились от оценки личного вклада управляющего в результат, в то время как «объем услуг, реально оказанных управляющим, являлся незначительным, он явно несопоставим с истребуемой управляющим суммой процентного вознаграждения», посчитал ВС РФ. 

По мнению Сергея Домнина, процентное вознаграждение нельзя рассматривать как премию. «За рубежом я нашел всего две юрисдикции, где управляющий получает премию: Китай и Канада», - сказал он. В целом у нас практика развивается так, что суд теперь будет учитывать вклад управляющего в погашение реестра, при определении вознаграждения. И при этом никто не понимает, что теперь делать и как считать, отметил Сергей Домнин.

 

ФЕДРЕСУРС