Мораторий на банкротство: как и когда изменятся правила его применения

С 1 апреля 2022 года в России действует мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов в отношении всех граждан и юридических лиц, за исключением застройщиков, включенных в единый реестр проблемных объектов на дату введения моратория. Об особенностях применения, направлениях и перспективах реформирования данного института рассказывают адвокаты КА «Регионсервис».

 

Введенный мораторий — второй в истории российского банкротного права, впервые он был введен в 2020 году из-за антиковидных ограничений. Тогда, в 2020 году, правительство утвердило перечень наиболее пострадавших отраслей и правила моратория распространялись на ограниченный круг субъектов. К сожалению, в сложившейся сейчас ситуации сложно определить круг таких отраслей, в связи с чем было принято решение сделать новый мораторий абсолютным.

В результате под защитой моратория оказались как пострадавшие от санкций лица, так и лица, которые могут исполнять свои обязательства перед кредиторами и злоупотребляют правом на мораторий для уклонения от их исполнения.

Учитывая высокий риск снижения финансовой устойчивости кредиторов и их банкротства из-за недобросовестного поведения должников, предложено внести изменения в закон «О банкротстве» и закон «Об исполнительном производстве» в части, регулирующей действие моратория на банкротство, а именно:

  • предусмотренные п. 3 ст. 9.1 закона «О банкротстве» последствия моратория распространяются на должников, обладающих признаками банкротства;
  • исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория, приостанавливается только при направлении должником, обладающим признаками банкротства, соответствующего заявления судебному приставу-исполнителю.

13 мая 2022 года законопроект № 123230-8 «О внесении изменений в отдельные положения законодательных актов РФ» (далее — Законопроект), предусматривающий такие изменения, был внесен в Госдуму, а 16 мая 2022 года стало известно, что законодательная инициатива не получила поддержки Минэкономразвития. Министерство считает, что внесенный законопроект может нивелировать положительный эффект моратория, создавая дополнительные барьеры и ограничения для участников хозяйственного оборота.

Критика нового моратория

С предложением о корректировке действующих правил моратория на банкротство выступили Сбербанк, ВТБ и «Альфа-банк» и ФНС России. Они предлагают:

  • отказаться от приостановления исполнительных производств по возникшим до введения моратория долгам; 
  • разрешить начислять подпавшим под защиту моратория лицам неустойки и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств;
  • создать для кредиторов механизм лишения должника мораторной защиты через суд.

Более того, предложен и порядок лишения мораторной защиты. Предполагается, что любой кредитор сможет обратиться в арбитражный суд с заявлением о неприменении моратория и должен будет доказать, что возникновение долгов не связано с обстоятельствами, ставшими основанием для введения моратория, либо что причины неисполнения обязательств возникли не позднее чем за три месяца до его объявления. 

По оценке банков, в случае отказа от изменения действующих правил применения моратория на банкротство потенциальные потери от ограничительных мер только в отношении граждан в 2022 году составят около 31 млрд руб.

ЦБ высказывался в поддержку инициативы создания механизма лишения мораторной защиты, а также предложил рассмотреть вопрос о нераспространении моратория на физлиц, так как для них уже предусмотрен ряд мер социальной поддержки. Остальные предложения поддержки со стороны регулятора не нашли. 

Целесообразность изменений

Представляется очевидным, что концепция моратория разрабатывалась и вводилась с целью защиты тех лиц, которые действительно пострадали в результате обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория. 

Соответственно, мораторий не должен применяться для защиты недобросовестных должников, которые не пострадали в результате введения санкций и могут исполнять свои обязательства перед кредиторами или, наоборот, не могут исполнять такие обязательства, но по причинам, возникшим до введения санкций и моратория. В связи с этим закон «О банкротстве» наделяет кредиторов правом:

  • взыскивать финансовые санкции, начисленные за период действия моратория, если будет доказано, что должник не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, а ссылка на указанные обстоятельства являются проявлением заведомо недобросовестного поведения (п. 7 Постановления Пленума ВС от 24.12.2020 № 44);
  • требовать привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности за неподачу заявления должника о банкротстве, если будет доказано, что указанные в пп. 1, 3.1 ст. 9 закона «О банкротстве» условия возникли задолго до появления обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория, и привлекаемому к ответственности лицу было заведомо известно об отсутствии какой-либо возможности успешного преодоления кризиса (п. 9 Постановления Пленума ВС от 24.12.2020 № 44).

Фактически данные положения закона — тот правовой механизм, который позволяет кредиторам поставить вопрос о лишении должника мораторной защиты, однако он не действует при подаче заявления о признании банкротом. 

В период действия моратория подача кредитором заявления о признании должника банкротом с одновременной постановкой перед судом вопроса о лишении его мораторной защиты автоматически повлечет возврат заявления. Обстоятельства возникновения задолженности должника перед кредиторами, в том числе причины, по которым она возникла, связь с основанием для введения моратория, а также период ее возникновения не имеют правового значения и не исследуются судом на стадии принятия заявления к производству (Вопрос 3 «коронавирусного» Обзора ВС № 1 (утв. Президиумом ВС 21 апреля 2020 года)).

Правила о моратории имеют формальное действие и распространяются на всех лиц, которые отвечают требованиям, установленным актом правительства о введении моратория, независимо от того, обладают они признаками неплатежеспособности или недостаточности имущества либо нет (п. 2, 4 Постановления Пленума ВС от 24.12.2020 № 44).

Справедливости ради стоит отметить, что существует и другое мнение, согласно которому правила о моратории могут и должны применяться неформально. В частности, кредитор не лишен права обращаться в суд с заявлением о признании должника банкротом и ставить перед судом вопрос о лишении мораторной защиты.

По нашему мнению, закон исходит из формального применения правил о моратории, в связи с чем представляется целесообразным изменение данных правил и закрепление в законе механизма лишения должника мораторной защиты для пресечения их недобросовестных действий.

Предлагает ли законопроект решение проблемы?

Внесенный в Госдуму Законопроект существующую проблему не решает.

Во-первых, законом уже предусмотрен механизм, который позволяет кредитору блокировать ссылку должника на применение моратория на основании п. 2 ст. 10 ГК. 

Во-вторых, недопустимо, чтобы вопрос применения последствий моратория ставился в зависимость от наличия признаков банкротства. Напомним, что мораторий — это средство защиты неплатежеспособных лиц, пострадавших в результате обстоятельств, послуживших основанием для введения моратория. Следовательно, основанием для неприменения моратория могут быть только платежеспособность должника или его неплатежеспособность, возникшая до введения санкций и моратория.

В-третьих, следует признать неудачным решение по приостановлению исполнительного производства только на основании соответствующего заявления должника. Приостановление должно осуществляться на основании акта о введении в действие моратория (п. 6 Постановления Пленума ВС от 24.12.2020 № 44).

Иное регулирование, возложение на должника обязанности по совершению дополнительных действий для приостановления исполпроизводства ставят его в неравное положение с кредитором-взыскателем, который наделен правом требовать от судебного пристава-исполнителя осуществления отдельных исполнительных действий в виде наложения ареста, установления запрета на распоряжение имуществом (п. 3 ст. 9.1 закона «О банкротстве»).

Таким образом, законопроект существующую проблему не решает, в связи с чем еще предстоит выработать подход, позволяющий кредиторам лишать мораторной защиты должников, не пострадавших от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, и недобросовестно ссылающихся на указанные обстоятельства.

 

Авторы: Павел Кирсанов, Александр Личман

Источник: Право.ru