ВС освободил наследников умершего банкрота от налоговых долгов

Налоговые долги должны погашаться из конкурсной массы умершего банкрота, а не взыскиваться с наследников недвижимости.

Гражданин умер, однако через три года суд признал его банкротом. Несмотря на включение имущества банкрота в конкурсную массу, налоговая инспекция потребовала от наследников оплатить текущие налоги на имущество и земельные налоги. Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали налоговиков. Однако противоположную позицию занял Верховный суд (дело 48-КАД22-6-К7).

Предыстория

В 2014 году Бондарев К.А. умер. Его наследниками стали Людмила Морозова и Екатерина Бондарева.

Однако в 2017 году суд признал наследодателя банкротом и ввел процедуру реализации его имущества. С даты введения процедуры банкротства все имущество, являющееся наследством умершего, перешло в конкурсную массу должника.

Что решили налоговики: тем не менее, в 2019 году ИФНС по Центральному району Челябинска попросила Морозову и Бондареву заплатить по унаследованным долям недвижимости (включенной в конкурсную массу) за 2018 год земельный налог и налог на имущество физических лиц. Ввиду неуплаты в установленный срок налогов ИФНС предъявила к наследникам требования на уплату недоимки по налогам и пени.

Позиция судов: Центральный райсуд Челябинска отклонил требования налоговиков о взыскании недоимки. Но Челябинский облсуд требования ИФНС удовлетворил. Седьмой кассационный суд оставил апелляционное определение в силе. После чего Людмила Морозова подала жалобу в Верховный суд, который решил рассмотреть этот спор.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции: поскольку являющееся объектом налогообложения недвижимое имущество, унаследованное Морозовой и Бондаревой в результате смерти Бондарева К.А., включено в конкурсную массу в связи с признанием умершего банкротом, то все требования по денежным обязательствам, в том числе по текущим платежам, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства

Апелляция и кассация: включение имущества в конкурсную массу должника (наследодателя) не отменяет обязанностей наследников как собственников этого имущества нести расходы по его содержанию, в том числе по уплате налогов.

Что решил Верховный суд

Гражданская коллегия Верховного суда пояснила, что выводы апелляционного и кассационного судов основаны на неправильном применении норм материального права.

Правовое обоснование: особенности рассмотрения дела о банкротстве гражданина в случае его смерти регулируются параграфом 4 главы X закона о банкротстве.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 223.1 закона о банкротстве производство по делу о банкротстве гражданина может быть возбуждено после его смерти или объявления его умершим. При этом права и обязанности гражданина в деле о его банкротстве в случае смерти гражданина или объявления его умершим по истечении срока, установленного законодательством для принятия наследства, осуществляют принявшие наследство наследники гражданина.

В конкурсную массу включается имущество, составляющее наследство гражданина. С даты признания гражданина банкротом все права в отношении имущества, составляющего конкурсную массу, в том числе на распоряжение им, осуществляются только финансовым управляющим от имени гражданина и не могут осуществляться гражданином лично (пункт 5 статьи 213.25 закона о банкротстве).

Текущие платежи: в силу пунктов 1 и 2 статьи 5 закона о банкротстве текущими платежами в деле о банкротстве являются, в частности, обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом.

Вывод: ВС подчеркнул, что поскольку в данном случае обязательство по уплате налогов возникло в 2018 году после принятия заявления о признании должника банкротом, требования об уплате налогов являются текущими и подлежат удовлетворению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия такого заявления.

Тогда как наследники признанного банкротом гражданина привлекаются судом в качестве заинтересованных лиц по вопросам, касающимся наследственной массы, однако должниками по смыслу закона о банкротстве не становятся (п. 48 постановления Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 г. No 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан».

Таким образом, по правилам параграфа 4 главы X закона о банкротстве с учетом разъяснений Пленума ВС РФ No 45 банкротится наследство, входящее в конкурсную массу.

Итог: так как процедура реализации имущества умершего Бондарева К.А. завершена определением арбитражного суда в августе 2020 года и это определение не может быть отменено, то и нет оснований для взыскания начисленных налоговым органом обязательных платежей.

Акты апелляционного и кассационного судов отменены. Спор в этой части отправлен на новое рассмотрение в Челябинский облсуд.

Почему это важно

Партнер LegalFront Михаил Колосков считает позицию Верховного суда в полной мере обоснованной и являющейся ярким примером коллизии общих и специальных норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) умершего должника. Суд в очередной раз указал, что в силу пункта 48 постановления Пленума Верховного суда РФ № 45 наследники признанного банкротом гражданина привлекаются судом в качестве заинтересованных лиц по вопросам, касающимся наследственной массы, и должниками по смыслу закона о банкротстве не становятся. В рамках дела о банкротстве арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно, в интересах всех участвующих в деле лиц. В данном случае управляющий был обязан сделать запрос об имуществе умершего должника, в том числе о начисленных налогах, штрафах и пенях. В дальнейшем данные платежи включаются арбитражным управляющим самостоятельно в реестр текущих платежей. Завершение дела о банкротстве означает списание всех задолженностей, в том числе не рассмотренных в рамках дела о банкротстве. В связи с чем, у налогового органа отсутствует право взыскивать задолженность с наследников должника. Данный судебный спор является достаточно специфичным, но в тоже время значимым для зашиты положения наследников в рамках дела о банкротстве умершего должника.

Михаил Колосков, партнер LegalFront

Старший юрист юридической компании BLF Partners Михаил Прасолов считает, что отказ в удовлетворении требований фискального органа правомерен и мог быть признан таковым также при изучении Верховным судом процессуальной добросовестности истца. К изучению такого рода вопросам ВС РФ периодически обращается (напр., определения СКЭС от 11.03.2021 № 306-ЭС20-16785 (1,2); от 27.06.2022 № 309-ЭС22-9162).

В настоящем случае действия ИФНС по предъявлению требований к наследникам являются не иначе как попыткой удовлетворить свои требования вне процедуры, игнорируя интересы других кредиторов. Кроме этого, из банкротного дела должника-наследодателя (№ А76-15468/2016) можно установить, что в 2018 году налоговый орган в безакцептном порядке списал со счета должника более 200 тыс. рублей в счет налогов за 2014 год, что было оспорено финансовым управляющим (определение от 06.07.2018). Насколько добросовестны действия налогового органа в первом и во втором случае – вопрос риторический. Полагаю, что при отсутствии нужных доводов в жалобе суд мог бы обратиться к изучению этого вопроса для направления дела на новое рассмотрение.

Михаил Прасолов, старший юрист юридическая компания BLF Partners 

По мнению адвоката КА «Регионсервис» Станислава Соболева, обстоятельства данного дела сочетают в себе вопросы банкротства наследственной массы и ответственности наследников по долгам наследодателя.

По словам Станислава Соболева, банкротство наследственной массы является достаточно новым для РФ институтом. «Поэтому принятое определение ВС РФ вполне может служить ориентиром для нижестоящих судов. Является положительным, что дело было рассмотрено именно гражданской коллегией ВС РФ, поскольку в арбитражных судах правило о необходимости предъявления всех требований в деле о банкротстве давно известно и применяется. Теперь можно утверждать, что обе коллегии ВС РФ придерживаются единого мнения», - подчеркнул Станислав Соболев.

Занятый нижестоящими судами подход о возможности предъявления иска напрямую к наследникам был бы справедлив, если бы судебные акты были приняты до внесения изменений в закон о банкротстве о возможности возбуждения дела о банкротстве после смерти гражданина. Тогда действительно любой кредитор мог предъявить иск к любому из наследников в общеустановленном процессуальном порядке. Отсутствие единых правил и концентрации требований приводило к тому, что какой-то кредитор мог получить удовлетворение своих требований больше, чем получили бы по принципу pari passu. После внесения изменений в закон о банкротстве все денежные требования кредиторов должны быть заявлены в деле о банкротстве, в котором вправе участвовать и наследники на стороне должника. Поскольку ответственность наследников ограничена размером наследуемого имущества, завершение дела о банкротстве освобождает от ответственности наследников. И напротив, если останется имущество после расчетов с кредиторами, оно будет разделено между наследниками. Удовлетворение иска в данном деле являлось бы преимущественным удовлетворением требований налогового органа. Поэтому принятый Верховным судом акт является правильным.

Станислав Соболев, адвокат коллегия адвокатов «Регионсервис»

Адвокат Коллегии адвокатов «Адвокат Премиум» Камила Сулейманова также считает позицию Верховного суда обоснованной, так как перед взысканием налогов и пени с законных наследников Федеральной налоговой службе следовало дождаться их фактического вступления в наследство той недвижимости, в отношении которой был начислен налог и пени.

Однако, несмотря на проводимую в отношении имущества умершего процедуру банкротства, начислялись налоги и пени. С точки зрения Налогового Кодекса РФ они действовали в рамках текущего законодательства. Но те аспекты, на которые обратил внимание как суд первой инстанции, удовлетворивший первоначально исковую жалобу, так и Верховный суд в части, касающейся ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», по какой-то причине не учли апелляционная и кассационная инстанции. Рассматриваемый судебный прецедент должен повлиять на практику Федеральной налоговой службы требовать налоги с того имущества, которое находится в конкурсной массе не до начала (или во время) ее реализации, а уже после, когда определится фактический собственник реализованного (если таковое потребуется) имущества и это достаточно важно.

Камила Сулейманова, адвокат коллегия адвокатов «Адвокат Премиум»

Руководитель проектов ProLegals Ирина Беседовская считает, что Верховный суд абсолютно верно указал, что выводы судов апелляционной и кассационной инстанций являются ошибочными, поскольку основаны на неправильном применении норм материального права.

Следует отметить, что ФНС является профессиональным участником дел о банкротстве и, как следствие, обязана знать особенности рассмотрения такой категории дел, основания отнесения платежей к категории текущих или реестровых, а также порядок их включения в реестр требований кредиторов. Тем более, что вопросы отнесения платежей к категории текущих или реестровых, а также порядок их включения в реестр требований кредиторов, непосредственно урегулированы в законе о банкротстве. Соответственно они не могли не знать, что их требования подлежат включению в реестр текущих требований должника и должны были быть погашены вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия такого заявления.

Ирина Беседовская, руководитель проектов юридическая фирма ProLegals

По словам Ирины Беседовской, в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве размещена информация, что в ходе дела о банкротстве в отношении должника был погашен реестр требований кредиторов на сумму 68,6 млн рублей. «Это говорит о том, что все текущие платежи, которые имелись в данной процедуре, были погашены в полном объеме. Соответственно, если бы ФНС, действуя в соответствии с нормами закона о банкротстве, направила свои требования по текущим налогам финансовому управляющему, они также были бы включены в реестр текущих платежей и погашены за счет денежных средств, вырученных от реализации имущества. Однако, ФНС, упустив возможность погашению своих требований за счет конкурсной массы (а это видно из хронологии), попыталась переложить свое бездействие на наследников. В такой ситуации Верховным Судом фактически было пресечено злоупотребление ФНС своими правами», - подытожила Ирина Беседовская.

 

Источник: PROбанкротство