Гражданин-банкрот освобождается от непосильных кредитов, если при их оформлении говорил правду - ВС РФ

Москва. 7 ноября. ИНТЕРФАКС - Получение непосильных кредитов само по себе не является основанием для отказа в списании долгов гражданину-банкроту, если он при их оформлении предоставлял банкам достоверные сведения о своих доходах и финансовых обязательствах, решил Верховный суд (ВС) РФ. Банки как профессиональные участники рынка имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина.

К такому выводу пришла судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ по итогам рассмотрения дела о несостоятельности Елены Щеголевой, которая брала кредиты у Сбербанка (MOEX: SBER) и Альфа-банка. Первый, в размере 250 тыс. рублей, она получила в январе 2018 года и исправно раз в месяц платила по нему три года. Второй, на 1 млн рублей, Щеголевой выдали в январе 2020 года, в счет его погашения она внесла 12 ежемесячных платежей.

Не рассчитавшись по этим кредитам полностью, в сентябре 2020 года Щеголева с разницей в несколько дней взяла в Сбербанке сразу четыре кредита на общую сумму в 2,1 млн рублей. По ним она практически сразу перестала платить (внесла от одного до четырех ежемесячных платежей), а в январе 2021 года подала в Арбитражный суд Архангельской области заявление о своем банкротстве. К этому моменту она осталась должна 2,18 млн рублей Сбербанку и 58 тыс. рублей Альфа-банку.

Суд признал Щеголеву несостоятельной, ввел процедуру реализации имущества, но поскольку его не обнаружилось и продавать было нечего, то банки получили только 185 тыс. рублей из зарплаты и пенсии - максимум, что полагалось по закону. Таким образом, долг было погашен на 8,21%, свидетельствуют материалы дела.

По истечении шестимесячной процедуры реализации имущества долги гражданина списываются - это устанавливает закон о несостоятельности. Исключение составляют случаи, когда должник действовал незаконно, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита и т.д. Кроме того, в 2011 году Высший арбитражный суд РФ в постановлении пленума №51 установил, что обнуление задолженности не происходит, если гражданин злоупотреблял правами или вел себя недобросовестно по отношению к кредиторам, например, принял на себя заведомо неисполнимые обязательства.

Однако суды трех инстанций не освободили Щеголеву от долгов. Они расценили ее поведение - наращивание кредиторской задолженности в преддверии банкротства - как недобросовестное. Также суды сочли, что Щеголева приняла на себя заведомо неисполнимые обязательства - ее ежемесячные платежи по кредитам превышали ее доход, при этом должница не доказала целесообразность оформления кредитов и намеренно уклонялась от погашения долгов.

Однако СКЭС ВС РФ, куда обратилась Щеголева, с этими выводами не согласилась, отменила решения нижестоящих судов и освободила Щеголеву от дальнейшего исполнения обязательств.

"Последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денежных средств в кредитных организациях может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение лишь в случае сокрытия им необходимых сведений (размер дохода, место работы, другие кредитные обязательства и т.п.) либо предоставления заведомо недостоверной информации", - указала коллегия.

Но в рассматриваемом деле таких обстоятельств нет. Более того, по мнению коллегии ВС РФ, банки как профессиональные участники рынка имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина. Поэтому в случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации от гражданина, банки в последующем не могут ссылаться на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства.

Кроме того, по мнению коллегии, длительное неудовлетворение требования кредитора само по себе не является злостным уклонением от погашения долгов. Такое поведение должно выражаться в стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности. Например, должник умышленно скрывает свои действительные доходы или имущество, изменяет место жительства или имя, не извещая об этом кредитора; противодействует судебному приставу-исполнителю или финансовому управляющему в исполнении обязанностей. Но таких нарушений со стороны Щеголевой суды не установили, обратила внимание коллегия ВС РФ.

Copyright © 1989 - 2022 Интерфакс

Все права защищены

Использованы материалы Новостной ленты "Интерфакс"

 

Источник: Федресурс