ВС защитил иммунитетом единственное жилье несмотря на недобросовестные действия банкрота

После долгой череды актов против собственников, у которых отнимали их роскошные и не очень дома и квартиры, ВС принял постановление в пользу должника.

Елену Скворцову признали банкротом, после чего финансовый управляющий успешно оспорил сделку, по которой женщина подарила своему отцу Александру Крюкову дом с участком. Объекты недвижимости были проданы с публички, но регистрация договора купли-продажи была приостановлена. Все дело в том, что Елена Скворцова потребовала у суда исключить дом с участком из конкурсной массы, поскольку это ее единственное жилье и на него распространяется исполнительский иммунитет. Нижестоящие суды заняли разные позиции. В итоге Верховный суд признал законным определение суда первой инстанции об исключении дома с участком из конкурсной массы банкрота (дело А40-208133/2019).

Фабула

Суд признал Елену Скворцову банкротом. В рамках банкротства финансовый управляющий оспорил сделку, по которой женщина подарила своему отцу Александру Крюкову дом с участком. 21.09.2020 года суд признал сделку совершенной во вред кредиторам и со злоупотреблением правом (пункт 2 статьи 61.2 закона о банкротстве и статья 10 Гражданского кодекса РФ).

Затем дом и участок были включены в конкурсную массу и проданы с торгов в форме публичного предложения. С покупателем был заключен договор купли-продажи, однако его регистрация была приостановлена.

Все дело в том, что Елена Скворцова попросила суд исключить ее дом с участком из конкурсной массы. Она указала, что это ее единственное жилье и на него распространяется исполнительский иммунитет.

В декабре 2021 года Арбитражный суд Москвы заявление должника удовлетворил и исключил дом с участком из конкурсной массы. Но Девятый арбитражный апелляционный суд определение нижестоящего суда отменил и отклонил заявление Скворцовой. Окружной суд поддержал апелляцию.

После чего Елена Скворцова и ее отец Александр Крюков подали кассационные жалобы в Верховный суд, которые Экономколлегия рассмотрит 24 октября 2022 года.

Что решили нижестоящие суды

Суд первой инстанции указал, что заявленный к исключению из конкурсной массы жилой дом на день рассмотрения настоящего спора являлся единственным пригодным для проживания должника жильем.

Апелляционный суд сослался на то, что необжалование должником и заинтересованным лицом судебного акта о признании сделки дарения дома недействительной, подача заявления об исключении дома из конкурсной массы после заключения с приобретателем договора купли-продажи, а также установленное злоупотребление правом при совершении сделки дарения – это обстоятельства, влекущими в силу статьи 10 Гражданского кодекса РФ отказ должнику в сохранении прав на дом.

Что решил Верховный суд

Судья ВС Н.А. Ксенофонтова передала кассационные жалобу в Экономколлегию.

В период возбуждения дела о банкротстве должник проживала в принадлежащей на праве собственности квартире, находившейся в залоге, обеспечивающем обязательство «Росавтобанком», требование которого впоследствии было включено в реестр. После реализации квартиры в процедуре банкротства единственным пригодным для проживания жилым помещением для должника, а также ее отца (Крюкова) стал являющийся предметом рассматриваемого спора жилой дом.

ВС напомнил, что в силу статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его часть), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением и не обременено ипотекой.

Критерии, по которым находящемуся в банкротстве гражданину-должнику суд вправе отказать в защите прав, образующих исполнительский иммунитет, изложены в постановлении Конституционного суда РФ от 26.04.2021 № 15-П.

К таковым отнесено установленное в деле судом само приобретение жилого помещения, формально защищенного исполнительским иммунитетом, со злоупотреблениями, в частности, совершение сделок и других операций (действий) с целью приобретения (создания) объекта, защищенного исполнительским иммунитетом, позволяющее в силу пунктов 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса применить определенные последствия.

Установленное определением от 21.09.2020 года в действиях сторон (должника и его отца) при заключении договора дарения злоупотребление правами оценивалось судом на предмет наличия основания для недействительности сделки, однако не могло быть положено апелляционным судом в обоснование неприменения требуемого в рассматриваемом заявлении исполнительского иммунитета к имуществу, возвращенному в конкурсную массу в качестве последствия недействительности сделки, при неустановлении действий должника, попадающих под определенные Конституционным судом РФ критерии.

Усматриваемая из обстоятельств банкротства направленность дарения на сохранение за должником жилого дома для собственного и члена семьи (отца) проживания в случае утраты прав на заложенную квартиру из-за обращения взыскания на нее кредитора не попадает под критерии обстоятельств для снятия со спорного имущества исполнительского иммунитета.

Суд первой инстанции, установивший наличие у дома статуса единственного пригодного для проживания должника жилого помещения, правомерно защитил жилищные права должника и члена его семьи, исключив спорное имущество из конкурсной массы.

Доводы финансового управляющего против удовлетворения заявления также не соответствуют поименованным критериям, поэтому неосновательно приняты апелляционным судом в качестве обстоятельств для отклонения требования должника.

Итог

Верховный суд отменил постановление апелляционного суда и признал законным определение суда первой инстанции об исключении дома с участком из конкурсной массы.

Почему это важно

Старший юрист практики банкротства и реструктуризации Savina Legal Александра Алфимова отметила, что позиция Верховного суда РФ, высказанная в данном определении, отвечает сложившемуся подходу к злоупотреблениям при использовании исполнительского иммунитета.

Подход Конституционного суда РФ (Постановление №15-П от 26.04.2021) и Верховного суда РФ (Определение № 304-ЭС21-9542 от 07.10.2021) сводится к тому, что должны быть разоблачены и пресечены попытки должника сделать своим единственным жильем помещение побольше, чтобы поменьше отдать кредиторам. В настоящем деле речь идет о том, что должник подарил единственный дом своему отцу, который кстати тоже в нем проживал. Сделка дарения была оспорена финансовым управляющим, но обратить взыскание на дом он так и не сможет, так как Верховный суд РФ защитил это единственное для должника жилье исполнительским иммунитетом.

Александра Алфимова
старший юрист практики банкротства и реструктуризации Юридическая фирма «SAVINA LEGAL»

 

По мнению Александры Алфимовой, позиция Верховного суда РФ представляется верной, так как должник не пытался злонамеренно увеличить объект, находящийся под исполнительским иммунитетом, а скорее совершил необдуманное и неумелое действие по сокрытию имущества. «За глупость он и поплатился оспариванием дарения. А дальше суды, принимая во внимание факт недобросовестности должника, ошибочно слишком широко истолковали исключения из исполнительского иммунитета.

Верховный суд РФ поправил выводы нижестоящих судов, призвав их комплексно смотреть на ситуацию, а не выбирать короткий путь констатации недобросовестности из судебного акта об оспаривании сделки», – отметила юрист.

Руководитель практики ФБК Legal Елизавета Капустина оценивает данное постановление ВС положительно. 

После долгой череды актов против собственников, у которых отнимали их роскошные и не очень дома и квартиры, наконец-то принят акт в пользу должника. В данном акте подчеркнуто, что сам по себе факт злоупотребления правом (попытка скрыть имущество через дарение родственнику) не снимает исполнительский иммунитет. Возможно, здесь свою роль сыграла небольшая площадь дома – 81,7 кв. м Будь дом площадью 300 кв.м на Рублевке, возможно решение было бы другим. В любом случае, отделение последствий недействительности сделки дарения (возврат в конкурсную массу) от статуса имущества (исполнительский иммунитет) положительно, на мой взгляд, скажется на практике. Конечно, как и любое позитивное изменение, это может дать и негативные последствия – новая лазейка для злоупотребления правом.

Елизавета Капустина, руководитель практики Юридическая фирма «ФБК Legal»

 

Юрист BGP Litigation Евгений Орлов отметил, что одним из ключевых разъяснений, изложенных в Постановлении Конституционного суда от 26.04.2021 № 15-П, является то, что суд вправе отказать в защите прав, образующих исполнительский иммунитет, если установлено, что приобретение такого жилого помещения состоялось со злоупотреблениями. 

О том, в чем именно могут быть выражены злоупотребления, позднее высказался и Верховный суд. Так, например, в определении Верховного суда РФ от 26.07.2021 по делу № А73-12816/2019 было указано, что в применении исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья может быть отказано в том случае, если должник совершает действия, направленные на изменение регистрации по месту жительства с исключительной целью создания объекта, защищенного исполнительским иммунитетом. Такие действия могут быть квалифицированы как злоупотреблением правом.

Евгений Орлов, юрист Юридическая фирма BGP Litigation

 

По словам Евгения Орлова, иным способом, который будет признан в качестве злоупотребления, является отчуждение должником иного недвижимого имущества с той целью, чтобы у него осталось только одно-единственное жилье, либо не осталось иного жилья вовсе. «Так, в одном из судебных дел было установлено, что должник в преддверии банкротства продал свой дом и земельный участок в Магнитогорске, а загородный дом в элитном подмосковном поселке подарил своей родственнице. Впоследствии сделки были признаны недействительными, а само имущество было лишено исполнительского иммунитета (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 02.12.2019 по делу № А76-11986/2016, оставленное без пересмотра Определением Верховного суда РФ от 31.03.2020 № 309-ЭС18-17793 (2,3))», – рассказал юрист.

Казалось бы, Верховный суд в комментируемом определении должен был занять аналогичную позицию о неприменении исполнительского иммунитета, отметил Евгений Орлов. «Суды апелляционной и кассационной инстанции заняли жесткую позицию, посчитав, что должник также совершил действия, направленные на недопущение обращения взыскания на имущество (сделку дарения), в связи с чем исполнительский иммунитет не может быть применен. Однако Верховный суд применил более гуманистический и, на наш взгляд, правильный подход, указав, что злоупотребление правом, установленное при оспаривании сделки, не может быть положено в обоснование неприменения исполнительского иммунитета. Стоит надеяться, что в будущих делах этот подход будет поддержан и суды смогут сформировать критерии, при которых приоритет права граждан на жилище, по сравнению с правами кредиторов, будет более четко сформулирован», – подытожил Евгений Орлов.

Адвокат практики «Банкротство» АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что Верховный суд РФ продолжает проводить тонкую настройку правоприменительной практики по вопросам исполнительского иммунитета в отношении жилья должников. 

Похожее по фактуре дело ВС РФ недавно передал на рассмотрение коллегии (дело о банкротстве гражданина Гец А.А., № А03-14122/2017). В обоих этих делах, среди прочего, рассматривается вопрос о том, утрачивает ли жилье исполнительский иммунитет, если со стороны должника была попытка вывести это жилье из конкурсной массы через его дарение родственникам. Ключевая особенность этих дел: должник дарил членам своей семьи недвижимость, в которой они проживали совместно долгое время. На мой взгляд, ВС РФ делает шаг навстречу должникам, когда указывает, что попытка подарить такое недвижимое имущество близкому родственнику хотя и является не совсем добросовестным поведением, но мотив такого поведения: защита интересов членов семьи, которые проживают вместе с должником. Это существенно отличается от ситуации, когда должник намеренно приобретает дорогое жилье и регистрируется в нем с целью защитить исполнительским иммунитетом наиболее ценный актив.

Дмитрий Якушев, адвокат практики «Банкротство» Адвокатское бюро «Андрей Городисский и партнеры»

 

По словам Дмитрия Якушева, если договор дарения признан недействительным и имущество возвращено в конкурсную массу, то баланс интересов должника и кредиторов восстанавливается. «После этого суд должен установить, что должник и его семья действительно проживают в спорном доме, имеется ли иное имущество для расчетов с кредиторами. Если продажа доли должника в его единственном жилье ухудшит положение его семьи, то решение об исключении такого жилья из конкурсной массы будет справедливым. Оспаривание договора дарения кредиторами в этом случае служит цели возврата имущества в конкурсную массу, а не способом преодолеть исполнительский иммунитет со ссылкой на недобросовестность должника», – отметил адвокат.

По мнению адвоката и председателя Коллегии адвокатов «Адвокат Премиум» Тимура Чанышева, позиция ВС по рассматриваемому «кейсу» достаточно противоречива.

С одной стороны, нельзя не согласиться с тем фактом, что жилье, являющееся единственным местом для проживания банкрота, обладает исполнительским иммунитетом. С другой стороны, имело место злоупотребление правом, которое в соответствии с судебной практикой может являться исключением, при котором возможно включение единственного жилья в конкурсную массу.

Тимур Чанышев, адвокат, председатель Коллегия адвокатов «Адвокат Премиум»

 

Так, по делу № А53-15496/2017 суд включил единственное жилье должника в конкурсную массу в связи со следующим, привел пример Тимур Чанышев. «Должник решил подарить дом площадью почти 360 кв. м и два участка. Данную сомнительную сделку суд первой инстанции отменил, а после позицию поддержал и Верховный суд, указав, что собственник злоупотребил правом. Также недвижимое имущество в 81,7 кв м и прилегающий земельный участок площадью 1 230 кв м явно превышает минимальные социальные нормы для двух фигурирующих в деле человек, а также учитывая рыночную стоимость данного недвижимого имущества в Подмосковном кооперативе и, например, стоимость подобного жилья с участком в Приморском крае. Что нарушает позицию Конституционного суда, который считает возможным изымать единственную недвижимость у должников, если она превосходит жилищные нормативы», – отметил Тимур Чанышев.

По словам Тимура Чанышева, к сожалению на сегодняшний день ни законодательно, ни прецедентно не отрегулирован вопрос о сроках признания незаконными манипуляции с имуществом должника, совершенными до возбуждения процедуры банкротства.

«В реальности недобросовестный должник примерно имеет представление на этапе среднесрочного планирования о хозяйственном состоянии своего имущества и возможной перспективе банкротства. Поэтому у него имеется возможность, действуя на опережение, производить различные правовые действия, как в рассматриваемом деле, когда посредством договора дарения недвижимость переписывается на отца. Рассматриваемое решение повлияет на правоприменительную практику скорее негативно, так как не вносит ясности и четкой последовательности в сложном комплексе рассматриваемых в деле правоотношений в части применения исполнительского иммунитета в отношении банкротов», – подытожил Тимур Чанышев.

Источник: PROбанкротство