Самая главная тайна. Адвокаты банкрота получили защиту от претензий его кредиторов

Верховный суд РФ (ВС) вынес решение, отдающее приоритет адвокатской тайне перед интересами кредиторов и защищающее право компании-должника и ее сотрудников на доступ к правосудию. Экономколлегия признала, что для подтверждения факта оказания правовой помощи нельзя требовать раскрытия деталей консультаций адвоката с клиентами и стратегии правовой защиты. Юристы приветствуют решение, но видят в нем поддержку исключительно адвокатского сообщества.

ВС 14 ноября опубликовал решение, защищающее оплату услуг адвокатов компаниями-банкротами. Позиция высказана в деле о банкротстве ООО «Хохтиф Девелопмент Руссланд» (ХДР, «дочка» немецкого Hochtief AG), где кредиторы оспаривали платежи должника за услуги адвокатов, но ВС отклонил их требования.

Речь идет о платежах по договорам, заключенным ХДР в 2014–2015 годах с Сергеем Волженкиным и Юрием Пугачом для оказания помощи компании и ее работникам в рамках уголовного дела, возбужденного по заявлению ИК «Пулковская» (ИКП, структура петербургского автодилера Евгения Войтенкова). Компания в 2015 году заплатила адвокатам 5,48 млн руб. и 2,48 млн руб. соответственно.

По версии обвинения, руководитель и два других работника ХДР «создавали лишь видимость надлежащего выполнения работ по сделке с ИКП».

В июне 2017 года суд признал трех сотрудников ХДР виновными в фальсификации документов и покушении на мошенническое хищение €4 млн. В июле 2018 года ХДР обанкротилась.

Евгений Войтенков и ООО «Олимп ФС» как кредиторы банкрота оспорили выплаты адвокатам. Арбитражный суд Санкт-Петербурга удовлетворил иск, обязав вернуть деньги в конкурсную массу. Апелляция поддержала решение, а кассация снизила взысканную с Сергея Волженкина сумму до 2,2 млн руб. По мнению кассации, факт оказания услуг на 4,68 млн руб. не подтвержден.

ХДР пожаловалась в ВС, и дело передали в экономколлегию, которая отменила решения судов и отклонила иск кредиторов. В марте по делу о банкротстве ХДР экономколлегия рассматривала другой вопрос, тоже касающийся расходов на правовую помощь. Тогда ВС признал право должника нанять и оплатить адвоката, в том числе для своих работников, которым грозит уголовная ответственность, подчеркнув, что само по себе это не причиняет вред кредиторам (см. “Ъ” от 22 марта). Но на практике проблема осталась, и суды продолжили взыскивать с адвокатов деньги, полученные ими за оказание услуг предприятиям, имеющим долги. Теперь ситуация должна измениться.

В новом постановлении коллегия подтвердила мартовскую позицию и привела новые аргументы, защищающие право банкрота на услуги адвокатов.

Так, поскольку спорные платежи ХДР были совершены более чем за год до возбуждения банкротства, их можно оспорить лишь в случае цели причинить вред кредиторам, причем если адвокаты об этом знали. Но адвокаты не аффилированы с компанией и не имели отношения к противоправным действиям работников, которые вменялись в вину по уголовному делу.

Кроме того, адвокат не обязан проверять имущественное положение организации-доверителя и не должен бояться оказывать помощь юрлицам, имеющим долги, иначе это «блокирует саму возможность надлежащего доступа к правосудию», отметил ВС.

Указание же кассации на необходимость раскрытия адвокатом содержания консультаций с клиентом ВС и вовсе счел нарушением правила об адвокатской тайне. Действия адвоката «являются неотъемлемой частью процесса оказания юридической помощи и не требуют специального оформления какими-либо особыми протоколами, актами и т. п.», подчеркнула коллегия. К тому же истцы не доказали, что стоимость юруслуг завышена «по отношению к расценкам других адвокатов такого же уровня профессионализма и репутации».

Управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай называет решение «мудрым и долгожданным», отмечая, что совет Адвокатской палаты Москвы «пару лет назад обращался в ВС с просьбой решить вопрос о защите прав адвокатов».

Партнер юрфирмы «Сотби» Антон Красников отмечает, что решение «имеет огромное значение для адвокатского сообщества, которое с большей уверенностью сможет заключать соглашения об оказании правовой помощи». Юлий Тай подчеркивает, что «не должно происходить стигматизации предбанкротных фирм». Фактически коллегия признала, что в случае стандартных действий компании по привлечению неаффилированного адвоката оплата его услуг, совершенная ранее чем за год до дела о банкротстве, не может быть признана недействительной, считает господин Красников.

В то же время адвокат Балтийской коллегии адвокатов имени Анатолия Собчака Елена Менде видит риск злоупотреблений со стороны должника через оформление фиктивных договоров на правовую помощь «именно потому, что позволено не раскрывать содержание оказанных услуг в силу адвокатской тайны». Но господин Тай считает, что это не будет массовой проблемой, так как «из совокупности действий адвоката и документов всегда видно, выполнялась ли работа или была придумана», а участие в процессуальных действиях фиксируется в протоколе допроса и судебных актах.

Антон Красников добавляет, что решение устанавливает привилегии именно для адвокатов: «Исполнение обязательств обычными юристами адвокатской тайной не защищено, а позиция ВС способствует формированию адвокатской монополии на рынке юридических услуг». По мнению господина Тая, ряд выводов ВС можно распространить и на юристов без адвокатского статуса, сделав необходимым условием для отмены платежа за юруслуги установление недобросовестности ответчика и отсутствия фактического оказания им услуг.

Анна Занина, Екатерина Волкова

Источник: КоммерсантЪ