Убытки с кредитора и страховка для управляющего: банкротные итоги года

Спустя 49 секунд после окончания банкротного моратория первый кредитор опубликовал намерение обанкротить своего должника. Несмотря на сообщения о желании начать процедуру, взрывного роста числа корпоративных банкротств не произошло. При этом юристы ожидают, что в 2023 году признать несостоятельными могут крупные компании. Возможно, банкротиться будут даже целые промышленные группы. О других тенденциях прошедшего и предстоящего года узнаете из нашего материала.

Тенденции банкротства

В этом году на фоне экономической ситуации Верховный суд смягчал свое отношение к обанкротившимся гражданам, говорит Азат Ахметов, советник Orchards Раньше позиции ВС в отношении них зачастую носили карательный характер. Например, в прошлом году экономколлегия поддержала революционное решение Конституционного суда об обращении взыскания на единственное роскошное жилье. Теперь, по словам Ахметова, ВС ищет баланс интересов, чтобы защитить граждан от чрезмерно агрессивных кредиторов. Так, в деле № А40-208133/2019 СКЭС указала, что оспоренная сделка с единственным жильем не мешает исключению недвижимости из конкурсной массы.

Текущая повестка повлияла и на дела о несостоятельности юридических лиц. В этом году АС Челябинской области признал банкротом иностранное юридическое лицо. Апелляция и кассация c этим согласились. Речь идет о фирме Pandora consulting LC, зарегистрированной на островном государстве Сент-Китс и Невис. Компания вела коллекторскую деятельность в РФ (№ А76-31539/2021).

По мнению судов, ввести процедуру на территории России можно, если участник компании — из РФ, у фирмы долги перед российскими кредиторами, на территории нашей страны находились ее основные активы и имелся открытый в счет в российском банке. Из-за санкционного давления западных стран отечественные суды взяли на себя задачу защитить лиц из РФ в делах о банкротстве, осложненных иностранным элементом, объясняет Лидия Солодовникова, руководитель практики по разрешению судебных споров и банкротству KEPT

Еще один важный тренд уходящего года — ужесточение подхода к субординации, то есть понижению требования в очередности удовлетворения. Экономколлегия последовательно расширяла перечень требований, которые подлежат субординации. Так, в деле № А41-51561/2013 СКЭС решила, что понизить можно долг по зарплате бывшего руководителя банка, которого привлекли к субсидиарной ответственности. А в деле № А20-3223/2017 разрешила субординировать реституционные требования.

Некоторые важные изменения в процедуре банкротства произошли в конце года. Так, 2 декабря вступили в силу поправки к закону «О банкротстве», которые расширяют права контролирующих должника лиц. Теперь, если КДЛ привлекают к ответственности, он может участвовать в рассмотрении вопросов, способных повлиять на ее размер и само обязательство.

Александра Фомина, младший партнер юридической компании ЗАО «Сотби» , называет важной инициативу по расширению внесудебного банкротства. Соответствующее поручение правительству и ЦБ дал президент Владимир Путин. Он указал на необходимость изменить пороговые значения долга тех, кто попадает под несостоятельность во внесудебном порядке: максимальную задолженность установить в 1 млн руб. (вместо 500 000 руб.), минимальную — до 25 000 руб. (вместо 50 000 руб.)

Важные позиции ВС

1. Убытки с кредиторов

«Выборгская лесопромышленная корпорация» обанкротилась, но собрание кредиторов решило, что компания продолжит деятельность (дело № А56-45590/2015). Организация взяла на себя обязательства по производству целлюлозно-бумажной продукции для «МФЦ Капитал». Позже управление ФНС решило, что схема причинила убытки кредиторам, и потребовало взыскать в солидарном порядке 664 млн руб. с «лиц, контролировавших процесс банкротства»: конкурсного управляющего Николая Власенко и конкурсных кредиторов ООО «МФЦ Капитал», ООО «Северная целлюлоза» и АО «Таврический банк».

Первая инстанция и апелляция отказали налоговой, решив, что с кредиторов нельзя взыскать убытки. Так как до возбуждения банкротного дела у них не было статуса КДЛ. Кассация не согласилась с актами только в части требования к управляющему.

Верховный суд указал, что лица, имевшие возможность определять действия должника, могут причинить ему вред как до признания его банкротом, так и во время конкурсной процедуры вплоть до ликвидации юридического лица. СКЭС впервые признала допустимой ответственность кредиторов, которые контролировали процедуру и причинили должнику вред.

Изложенные выше разъяснения на практике могут стать реальным механизмом борьбы с мажоритарными кредиторами, которые, принимая те или иные решения на собраниях кредиторов, прямо или косвенно извлекают личную выгоду. Александра Фомина, младший партнер юридической компании Сотби

Фомина говорит, что раньше статус мажоритарного кредитора давал возможность полностью контролировать банкротство должника, а по итогам процедуры участвовать в распределении конкурсной массы. С учетом разъяснений ВС на мажоритарных кредиторов могут возложить ответственность за утверждение на собраниях кредиторов сделок на явно невыгодных для должника условиях. 

Сегодня за убытки подобного рода отвечают лишь управляющие и их СРО, что сделало практически недоступным страхование ответственности АУ. Если этот подход поддержат суды низших инстанций, то миноритарные кредиторы получат большую защиту, возрастет независимость управляющих и эффективность процедур банкротства. Эдуард Олевинский, руководитель ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры

Фомина уверена, что разъяснения ВС будут востребованы на практике. Фактически позиция ВС пресекает ситуации, когда прибыль от хозяйственной деятельности должника извлекают только отдельные кредиторы или связанные с ними лица. 

2. Управляющий без страховки

Арбитражные управляющие обязаны застраховать свою ответственность. Но часто с ними отказываются заключать подобные договоры, особенно на крупные суммы. С такой проблемой столкнулся Кирилл Руин, конкурсный управляющий «Интеллект Дриллинг Сервисиз» — компании-банкрота с активами на 15,7 млрд руб. Руин должен был застраховать свою ответственность на сумму более 167 млн руб., но страховые компании не стали подписывать с ним договор. Поэтому управляющего решили отстранить от процедуры. Три инстанции это делать отказались (дело № А40-310946/2019).

ВС указал, что отстранение не решит проблему, ведь новый арбитражный управляющий не сможет заключить договор с достаточным размером страхового покрытия. При этом, по мнению ВС, нужно выяснить, сделал ли АУ все от него зависящее для подписания такого договора и не связаны ли отказы с его личностью. 

Из анализа определения следует, что ВС предложил несколько вариантов действий для добросовестного управляющего:

  • согласиться на дополнительную страховку в размере, предложенном страховой организацией, или заключить несколько договоров страхования ответственности на требуемую сумму;
  • попытаться увеличить страховую сумму по основному договору страхования;
  • определить размер страховой суммы исходя из реальной рыночной стоимости активов.

3. Аннулирование сделки

АО «Равнинное» признали банкротом, после этого форма продала свой Toyota Land Cruiser за 3 млн руб. профессиональному участнику автомобильного рынка — ООО «Проверенные автомобили» (дело № А12-42/2019). 

Конкурсный управляющий посчитал, что эта сделка навредила кредиторам: рыночная стоимость автомобиля существенно выше. Поэтому он подал заявление о признании недействительным договора с «Проверенными автомобилями» и применении последствий его недействительности. Экспертиза по делу показала, что машина стоит 3,8 млн руб. Поэтому суды признали недействительным договор купли-продажи между должником и «Проверенными автомобилями». 

Но ВС указал, что, помимо цены, при неравноценном встречном исполнении нужно учитывать все обстоятельства совершения сделки. Это значит, что суд должен исследовать контекст отношений должника с контрагентом. Как мы писали, изначально на практике сформировался подход, что сделку можно признать недействительной при разнице 20% между покупной ценой и рыночной.

4. Налог после торгов

Другой важный спор касается того, как облагать налогом на прибыль проданное на торгах имущество. Так, в деле № А09-15885/2017 после реализации активов с торгов банкрот получил требование от налоговой на сумму 1,6 млн руб. Управляющий поспорил с ФНС, как платить налог: до расчетов с кредиторами или после.

Первая инстанция и апелляция решили, что платить нужно до начала расчетов с залоговым кредитором. А если речь не про залоговое имущество — после удовлетворения требований реестровых кредиторов. А кассация посчитала, что налог на прибыль уплачивается после расчетов с кредиторами, даже если имущество в залоге.

Спор дошел до ВС, который 8 декабря обратился с запросом в Конституционный суд. С 2019 года конкурсные управляющие ориентировались на подход, при котором налоги уплачиваются только за счет средств, оставшихся после удовлетворения требований реестровых кредиторов. Такой подход одобрил ВС. 

Если КС поддержит позицию Верховного суда, то такой подход может оказаться применимым также и к НДС, восстановленному после реализации конкурсной массы. Это существенно повысит процент удовлетворения залогодержателей и сократит сроки проведения процедур банкротства, так как в условиях правовой неопределенности управляющие не распределяют деньги кредиторам до разрешения судами вопроса об отнесения такого НДС на счет залогодержателя, говорит Олевинский.

Мораторий и его последствия

С 1 апреля по 1 октября 2022 года в России действовал тотальный мораторий на банкротство. На протяжении полугода кредиторы не могли инициировать несостоятельность граждан, ИП и юридических лиц. По сравнению с прошлым мораторием, который вводили в 2020 году из-за пандемии, второй оказался более масштабным. 

Механизм, действовавший с 6 апреля по 6 октября 2020 года, распространялся на компании и предпринимателей из отраслей, которые больше всего пострадали от COVID-19. Второй был связан с введением в отношении России санкций после начала СВО на территории Украины. В нынешнем году защиту и внешних банкротств предоставили практически всем: мера не затронула лишь проблемных застройщиков.

Мораторий 2022 года должен был предотвратить массовые банкротства в бизнес-среде, считает Александра Фомина, младший партнер ЗАО «Сотби» Механизм стал актуальным для компаний, которым требовалась передышка, время для поиска новых логистических решений и стратегического планирования дальнейшего развития бизнеса. При этом кредиторы из-за панических настроений не могли необоснованно подавать заявления на банкротства, сказал первый заместитель министра экономического развития Илья Торосов.

В сложившейся ситуации кредиторы и должники оказались в одной лодке, и поэтому были вынуждены договариваться об условиях погашения задолженности, в том числе путем заключения мировых соглашений в исковых спорах. Антон Батурин, адвокат BGP Litigation

От второго моратория отказалось почти в 30 раз больше фирм и предпринимателей, чем от первого. Но в процентном соотношении от общего числа организаций, попадавших под защиту, разница оказывается не такой существенной.